Любовь — она очень разная и не всегда можно увидеть разницу между страстью слепцов и гармонией зрячих.

Из миниатюры «Слепые и зрячие»

Монолог как исповедь души

­
Где-то, в глубине души, мы знаем, кто нам нужен и интуитивно ищем его в других. Но иногда, в тот самый момент,  когда встречаешь своего человека, почему-то не слышишь себя и совершаешь весьма глупые ошибки…

Ошибки, которые сложно исправить, а для кого-то это  просто невозможно сделать. И по этой причине человек долго страдает.  Но если нельзя исправить, то можно заработать  похожую ситуацию, и привлечь на уровне духовного, в свою жизнь того человека, который вам необходим. Но как это сделать, не знает никто. Это должен почувствовать каждый в глубине души, прислушаться к своей интуиции и следовать ей. Этот путь должен пройти в одиночку сам, каждый из нас, преодолевая борьбу своего эго и души.

Эта история о потерянном счастье, той самой ошибке, которую когда-то давно совершил человек и о том, как он смог добром заработать   похожую ситуацию в жизни и привлечь к себе близкого и так необходимого ему человека…Эта история о том, что иногда нужно помнить свои ошибки, выносить из них урок и когда судьба подарит вам второй шанс, не совершить очередной глупости.

Монолог  одного дня

Вот уже несколько лет каждое мое утро проходит словно в тумане: вылезая из теплой одинокой кровати, из сна ещё отчетливо доносятся еле уловимые нотки музыки, которую я слышу уже на протяжении долгих трех с половиною  лет, с тех пор, как из моей жизни ушла она.

Я встаю, пытаясь уловить мелодию, сажусь за фортепиано, и она исчезает, словно насмехается надо мной… А потом снова в душе наступает пустота, глубиною в бездну…Каждое утро я плачу немыми слезами, и лишь мой пёс  Малавита способен успокоить мою боль. Он подходит и утыкается в меня своим влажным носом и требует к себе внимание. И я иду, завариваю чай, насыпаю сухой завтрак Малавите и ухожу глубоко в себя: меня тревожит эта мелодия, необычайно чистая и красивая, которая преследует моё сознание ночью на протяжении уже почти трех с половиною лет,  а утром  она внезапно исчезает, хотя, пребывая ещё во сне, я отчетливо слышу её, но воспроизвести не могу…

Каждый раз я настолько глубоко ухожу в свои мысли, что только пес способен вывести меня из этого состояния. На  протяжении этих трех с половиною лет я живу один, ведь тогда ушла она, моя жена, я не смог понять и простить её, я хотел, чтобы она вернулась сама. Но в идеале всё вышло наоборот, она ушла, и живет сейчас у другого, а я свободен, я чист, но – я один…

Мой пес – это не вся та жизнь, о которой мечтает мужчина… Я один, возле меня много женщин, но они – пусты… Всей моей жизнью стала музыка, и поиск той единственной, которую я однажды уже потерял… Я не пытался изменить мир. Все эти годы, я пытался изменить себя. И не искать идеал, а отдать его на волю судьбы. Мы меняемся, жизнь меняется и вместе мы идет вперед. Я следую этому на протяжении этих долгих лет.

Сейчас зима, 31 декабря, но на улице всё ещё не лежит снег…  Тепло… Малавита вновь утыкается в меня своим влажным носом и просит вывести её на прогулку, где моросит легкий осенний дождь, весьма не характерный зиме.Нехотя, я надеваю пальто,  а Малавите – ошейник и поводок….Этого требуют правила нашего общества, и она молча принимает это каждый  раз…Зима…  Мы выходим из подъезда, а в воздухе повисает весенний аромат. Чистый и свежий воздух, моросящий мелкий дождь…Сегодня меня потянула по другой дороге, мы изменили нашему привычному прогулочному маршруту,  и пошли  по улице, где была расположена церковь св. Николая…

Улицу, которую я избегал все эти годы, которая была мне напоминанием о том, что я совершил большую глупость и расстался тогда здесь с ней.  Ещё издали, словно вылезая из своих мыслей, я увидел очертания фигуры молодой девушки. Она сидела на бордюре поодаль от церкви св. Николая. И судя по ссутулившемуся телу, плакала.Первая к ней подошла Малавита. Она уткнулась в неё своим влажным носам, девушка испуганно отпрянула от неё.−Не бойтесь, она не кусается, а всего лишь желает вас успокоить.  (Мне казалось, что мой голос дрожит.)

Её зовут Малавита. С небольшой робостью я присел возле неё, и легкий аромат парфюма опять уволок меня в свои раздумья о музыке.Казалось, ей нравится эта тишина: я был в своих мыслях и словно наблюдал со стороны, как она гладит Малавиту, а на щеках высыхают слёзы. Но мне не хотелось возвращаться сюда: я слышал, отчетливо слышал музыку, и мне следовало бы  бежать домой, чтобы её записать. 

Однако, она вывела меня из этого состояния, будто не позволив совершить очередную глупость.−у неё красивые глаза. Вы знаете, что многие церковнослужители говорят, что у животных нету души? Как вы думаете, это возможно, ведь у них есть глаза, и они понимают нас?…Нехотя мне пришлось выходить из своих мыслей, но, в отличие от пробуждения утром, когда я тоже слышу эту мелодию, это был приятный штуршок, чтобы вернуться в реальность.

Я смотрел на неё, всё ещё не понимая, что произошло, что она хотела узнать. И, видя моё замешательство, она повторила вопрос. Только тогда я смог ответить:− Они глупы, не слушайте их, всю Библию в своё время переписали правители, оставив лишь самые основные безвинные моменты. Разве мог Господь выгнать людей из Рая за то, что они съели яблок, но никого не убили, не оскорбили?… А всего лишь один раз нарушили запрет, не причинивший боль другим?…

В церковь ходят сейчас лишь одни старики, те, кто пытается замолить свои грехи и грехи детей. Но разве можно на исповеди получить отпущение греха убийства?… Здесь так много вопросов, и только слушая своё сердце и подчиняя свои действия своему разуму можно найти свою истину.Она удивленно  смотрела на меня. Её красивые карие глаза словно устремлялись в глубину меня,, мою душу.

В какой-то момент мне показалось, что я сделал что-то лишнее.− Сегодня 31 декабря, а вы здесь одна, сидите и плачете…  Вам есть, где встретить Новый год?Я живу один, с Малавитой, и в этом году мы будем встречать его вдвоем, так что если вам также не с кем его встретить, то вы можете пойти с нами, ведь здесь немного мерзко и  прохладно …Она улыбнулась.−  нет, мне не с кем встречать Новый год, я живу одна и если вы будете не против, то я с удовольствием встречу его с вами.Одним легким движением мы встали и вместе с Малавитой устремились домой. Правда, уже перестал моросить мелкий противный осенний дождь.

Глубина наших мыслей и желаний непостижима. Как и глубина той пустоты, что умерщвляет наши души.  Когда мы влюблены, мы слышим отчетливо «вальс», когда нам грустно и больно –«реквием», но когда внутри нас пустота, мы не слышим из глубины сознания ничего.

И это страшнее всего… для тех, кто живет музыкой….Мы пришли домой, я заварил ей чай. Из глубины моего сознания вновь  стали доноситься ноты той мелодии, которую я уже слышал на протяжении этих лет. Только сейчас  они становились всё ярче и отчетливее.  Возбуждая во мне потребность, воспроизвести их наружу.−Вы любите музыку? (М)−да, но не всегда. Иногда мне хочется тишины.(Ж)

*Я играл, играл мелодию, которая не давала мне покоя на протяжении столь долгих лет. И впервые я осознал, почему это случилось так. В этой мелодии была вся моя жизнь: боль и радость, падения и взлеты, в ней было то, что я искал в других, но так и не смог найти: идеал, который был лишь пустой оболочкой.  Музыка способна менять сознание, и если найти человека, который способен это услышать и прочувствовать, то вы сможете найти своего человека, тот духовный идеал, который ищет ваша душа. И неважно, будет этот идеал богат или беден, красив или неказист, будет он худой или полный, высокий или маленький. Душа – ваш Будда – это то, что ищет ваше истинное Я.Я играл, и в мелодии растворялась она, я видел это по её глазам…  Мне хотелось кричать, как я счастлив, что встретил её, но, музыка, словно радостный крик души лилась из меня.

*Я доиграл, а она всё смотрела на меня своими большими карими глазами. −Я слышала её, эту мелодию, сегодня, во сне…Порыв  чувств – состояние, в котором я пребывал – оно позволило мне схватить её и обнять, как самый лучший и бесценный подарок на земле.

*Играл Шопен, вальс, и мы растворялись вдвоем в его нотах жизни и любви…

Autumn

­
Щенок
Осень. Холод. Тихий дождь…IОн шёл по мостовой, вяло бредя по осенним лужам… Он шёл, не замечая их, потому что в этом уже не было смысла…Он весь промок и дрожал от холода… Со вчерашнего дня он ничего не ел…Потому что боялся выйти из своего укрытия, где на его глазах забрали маму… Он видел её последний взгляд, и этот взгляд говорил: «Молчи»…Прошёл день – и его одолел голод. Он вышел из  своего страшного, но тёплого укрытия для маленького щенка…
II

Музыка веры свободы и силы слилась во мраке со светом надежд.  Он тихо играл для неё Таривердини, и музыка эта лилась везде… Она наполняла зал одинокий, в котором стоял только рояль. Музыка полнила воздух, пространство — музыка полнила всё – и её… Она наполняла душу свободой, стремлением к свету и  тишине – безмолвию глупых мыслей.И девушка плавно кружилась в экстазе, без мыслей, что полнят обычно наш разум…Её наполняло желание счастья, то счастье – любовь ко всему на земле…
Она мило парила в бриллиантовом платье под музыку Клод Дебюсси, Ференц Лист…Её опьяняла та музыка счастья, что кто-то когда-то в любви сотворил… IIIДевушка украдкой бросила взгляд на часы – на них – седьмой час…Она тихонько обвила его руками  и лишь сказала:- Мне пора, скоро придут твои…Он перестал играть. Встал, уверенным шагом пошёл в коридор.  Подал ей пальто, набросил свою куртку и они ушли. Они шли по мостовой. Их обдавало ледяным ветром. На них падали капли, моросившего холодного дождя. Она набросила капюшон и, взявшись за руки, они пошли на мост…
Её взгляд приковал маленький жалкий комочек щенка, цвет- золотое небо… Она подошла, взяла его на руки. Он открыл глаза, и первая мысль: «Бежать». Но уже было поздно, да и силы его иссякли…Она посадила его к себе в пальто…Парень сверлил её грозным взглядом:- Зачем? Оставь его, брось…

Он дворняга – не пропадёт.Но она посмотрела на парня:- Ты идёшь?И он развернулся и ушёл… к себе домой… Как и всегда, когда она что-то делала не так, как того хотел он… IVКвартира, небольшой уголок, маленький коврик, а на нём щенок, цвет – золотое небо. Поворот ключей – он навострил уши,Открывается дверь – и он наготове бежать…- Барон, — и он мчится её встречать…
Разве это не чудо, когда кто-то тебя так любит, просто за то, что ты есть…

Флейта

­
Ночь. Игра флейты маленького мальчика сливалась с криками рожавшей женщины. В старом разрушавшемся доме, похожем скорее на хижину, рожала молодая женщина своего четвертого ребенка – маленькую и прекрасную девочку.

Её муж – отец четверых детей- погиб, зарабатывая деньги, за месяц до рождения ребенка. Горе одинокой матери вызвало преждевременные роды. Их ожидала нищета и жалкое существование. Она взывала к богам, чтобы они защитили её и даровали мужчину, который спас бы их от нищеты. Но богам была угодна другая судьба бедной женщины и четверых её детей. Она тяжело и много работала, но денег едва хватало на жизнь. Её младший из троих сыновей умер в возрасте пяти лет, когда она была вынуждена оставить его с сестрою одних дома. Тогда, её единственную дочь – Елизавету, удалось спасти, а младшего сына — нет. Он хотел зажечь печь, но весь огонь пошел на него.  Соседям удалось спасти дом, но от ожогов мальчик скончался в больнице. Елизавете тогда было четыре года.Двое старших её сыновей, в то время уже работали. Им было всего восемь и девять лет. И после школы они разносили почту и хлеб. Смерть сына выбила женщину из колеи. И она боялась оставлять дома дочь одну. Войдя в её положение, директор швейной фабрики, где она работала, согласился на то,чтобы эта бедная мать приводила с собою дочь.Сила воли этой храброй молодой женщины, оставшейся в возрасте 27 лет одной с четырьмя детьми, поражала и восхищала всех. А потому многие шли ей навстречу, многие помогали как могли.Так, усилием всего городка, ей немного восстановили её разрушавшийся домик. А владелиц швейной фабрики, подарил дорогую, по её меркам, но старую и ненужную фабрике швейную машинку. Чтобы она смогла подрабатывать дома и содержать свою большую семью.Шли годы. Девочка подрастала. Она радовала мать и своих братьев. У неё был удивительный слух, и она великолепна играла на флейте. Её мать приложила массу усилий, чтобы отдать её в музыкальную школу. А братья, приученные с детства работать, получили хорошее место службы после окончания школы. С перспективой большого роста и правом дальнейшего обучения.Казалось, жизнь этой несчастной семьи начала налаживаться, но вскоре их снова постигло горе.Младший из её сыновей на службе потерял зрение.  И вынужден был уйти с работы. У них не было денег на необходимое лечение, а на службе отказались оплачивать операцию. Это погрузило бедную женщину в глубокое отчаяние. И она безуспешно пыталась найти выход.В это время Елизавете предложили хорошую должность, при условии, что она бросит музыкальную консерваторию. И она согласилась, уцепившись как за единственную соломинку спасения её брата.*Боль и разочарование – вот что она почувствовала на новой работе. Её лишил девственности тот, кого она даже не знала. Он был бог, плохой бог, который в обмен на секс мог спасти её брата. И она пошла на это, за неимением другого выхода. Боль, которая погружала её сознание в мрак, способствовала тому, что она бросила занятия музыкой. Все мысли были лишь о том, как нечиста стала её плоть. Её чистая и белая кожа, её невинная душа.Всё её сознание погрузилось во мрак.Деньги, которые она заработала за полгода, спасли зрение её брата. Ещё полгода, и она могла выбраться из этой западни. Лишь реабилитация могла гарантировать полное восстановление зрения. И она пошла на это.Полгода грязи и боли.


Любовь. Анжей

Когда он встретил её, она была необычайно испуганным бледным заморышем с весьма интересным и живым взглядом на жизнь. Именно этот взгляд и привлек его внимание к ней. Они ходили в кино и кафе, он никогда не говорил кто он. Лишь единожды обмолвился, что работает в больнице. Странно, но её это не интересовала, в отличие от всех его предыдущих женщин.Она была совершенно иной. И он чувствовал её боль и страхи. Он пытался понять и раскрыть её страшную тайну.

*Всё открылось не так, как того хотела она. Она насобирала денег на реабилитацию брата. И именно он потом настоял на том, чтобы она ушла с работы. Если бы он знал, чем это могло закончиться, то никогда бы не подверг сестру такому риску.В ярости директор толкнул её с такой силой, что Лиза упала с лестницы и сломала позвоночник. Врачи не давали никаких прогнозов. Звучала лишь одна фраза: «Надейтесь и всё будет хорошо».И им ничего не оставалось, кроме как надеяться и ждать.В обмен на её молчание, директор оплатил ей всё необходимое лечение в лучшей местной частной клинике, и сохранил ей рабочее место, куда она, безусловно, не желала возвращаться.Но, за неимением выбора, порою, мы должны совершать гнусные поступки, которые нас опускают.Она это чувствовала и понимала всю абсурдность и безвыходность ситуации. Поиски работы могли в её положении занять длительные месяцы, и она согласилась на его предложение, пригрозив все рассказать, если он посмеет снова к ней прикасаться. Но его уже не интересовала девушка-инвалид, хотя она по-прежнему оставалась прекрасна.

Анжей, как только узнал о случившемся. Навещал её каждый день, но она этого не хотела и просила его больше не приходить. Однако он был настойчив, и всячески поддерживал её. К тому же, кроме него и братьев у неё уже никого не было.Её мать эта трагедия сломила, и она умерла от сердечного приступа. Тяжелая судьба и печальный конец.

*Анжей приходил каждый день с большими букетами роз, заваривал ей горячий шоколад и рассказывал смешные истории. Однажды, не имея больше сил держать в себе всю эту боль, она рассказала ему историю своего падения.В его глазах появилась страдание, в её – и боль, и грусть и успокоение. То, что так тревожило её уже год, она наконец-то излила наружу. Единственное, чего она хотела этим добиться, это то, чтобы он её бросил.Но у него были другие планы. Он настоял на её увольнении и предложил заниматься тем, что больше всего ей нравилося.Анжей был согласен оплатить дальнейшее обучение, и предложить свой дом. Он поговорил с её братьями и они уговорили её вновь вернуться в консерваторию и больше не работать. Так, они вместе смогли увести её от мыслей о страшной трагедии, которую тайно ей пророчили все врачи – пожизненную инвалидность.

*Она ушла с работы и поселилась в съемной квартире, которую оплачивали её братья. Всё остальное содержание взял на себя Анжей.Два года проведенных в стенах консерватории, среди живого общества студентов, и большая перспектива стать преподавателем музыки смогла вернуть её к жизни, но не поставить на ноги.Она с отличием окончила  консерваторию и пошла работать в школу, ведя свой собственный класс флейты.Ещё во время обучения у неё проявились способности к рисованию. И параллельно экстерном она закончила художественную школу. Теперь вся её жизнь была направлена на работу с детьми. Она всеми силами старалась их научить любить мир и показывать в нем только хорошие стороны. Она учила их любить. И ей это удавалось.

Лиза была прекрасным учителем, ведь её столько раз ломала жизнь, но она снова вставала на ноги и горда шла вперед.

*Прошел год после консерватории. Она мечтала открыть собственную музыкальную школу. Анжей как всегда поддерживал её в этом. Но сначала он хотел свозить её к одному даосскому мастеру, про которого все говорили, что он способен творить чудеса. Но она больше не хотела верить в чудеса. Однако ради Анжея согласилась на это.Старый мастер осмотрев её не дал никаких прогнозов, лишь сказал, что ей необходимо пожить у него два месяца, за которые он обещал обучить её целому ряду различных практик, которые поспособствуют её восстановления. И они согласились.

*Два месяца интенсивных занятий цигуном и даосскими практиками, медитациями и чтением сильнейших мантр. За два месяца он передал ей невероятно много духовных практик и полностью изменил её сознание. Однако, не поставил на ноги. Анжей был разочарован, это была его последняя надежда. Он хотел нормальную семью, он хотел иметь детей, и чтобы Лиза имела возможность просто ходить и радоваться жизни вместе с ними.Но его надеждам, казалось, не суждено было осуществиться.

Она же полностью изменила своё отношение к трагедии: простила директора, лившего её ног, и смогла полюбить этот мир ещё сильнее, у неё появилось много сил, чтобы жить дальше и делиться этой радостью со всем миром.*Прошел год. Из окна доносилась великолепная игра флейты. Через окно на него падали солнечные лучи. Он встал и выглянул в окно. Там стояла невероятно красивая девушка с длинными распущенными золотыми волосами. Она играла …. . Именно ту мелодию, что так любила наигрывать его Лиза. Он тихонько выбрался из комнаты, не желая разбудить её. Его любовь не иссякла, несмотря на инвалидность – невозможность ходить. Но эта великолепная музыка и чудесная незнакомка в их саду, сильно привлекла всё его внимание.Он тихонько вышел из дому, также тихо подошел к незнакомке, спрятавшись за кустом дикой сирени, и издали пытался рассмотреть её лицо.

*Это великолепное милое лицо Лизы, её изящная фигура. Он  узнал её, и не мог поверить своим глазам. Анжей выбежал из кустов и с восторгом от внезапной счастья, поднял её на руки и стал кружить в воздухе. «Как такое могло произойти? Кто совершил это чудо?» Кружилось в его голове.

А в чистом небесном пространстве в позе полного лотоса сидел старый даосский мастер. Он отдал свою жизнь в обмен на возможность его лучшей ученицы вновь ходить.Теперь она должна была нести в этот мир духовный свет, который он зародил в её душе. И которым полнилось всё пространство вокруг неё.

Первое причастие

­
Она спокойно шла, в молитвенном сложении держала руки. Её прекрасные глаза смотрели вдаль, где расположен был алтарь. Первое причастие и коммуния – вот, что привело меня сюда…Вереница девочек в платьях белоснежных  с плетеным из белых роз венком, вереница мальчиков в меловых туниках – вереница деток с чистою душой.

Царское убранство Светлого костела, музыка Вселенной глубины. Первое причастие и коммуния – вот, причина, почему я здесь.


Первое причастие ребенка. Весь костел заполнили родные. Они смотрят и внимают чуду, потеряв возможность осознать: и сапфирное сияние костела, и алмазный свет души детей.

Вот подходит время причащения, и к ксендзу подходит дочь моя, свет души её настолько сильный, что способен озарить весь Дом. И моя душа — она ликует –в дочери моей пребудет Бог!..


И подходят чередою дети, и оплатку ксендз им подает. А из душ исходит свет _Алмазный _–непорочность детских светлых душ.

И только в этот час и в этом месте, музыка Вселенной полнит всё, но только внемлеть её могут люди с открытою и чистою душой.  Других же атакуют мысли, что нарушают им блаженство ощутить.

_А музыка играет как Маэстро, который завораживает мир. И души наполняет ярким светом, а на лице  рисует Он покой… _

Но музыка внезапно вдруг стихает, и гаснет словно слабый огонёк. К ксендзу подходит  мальчик завершая всей вереницы ход


И я хочу обнять и прикоснуться к дочери единственной моей, но мать её встречает меня взглядом — и этот взгляд мне обжигает всё.И я могу лишь взглядом провожать, я не могу касаться, целовать.  И Золотко не скажет – папа, и не узнает Золотце меня…


И вот – они уходят снова, и их встречает Золотка «отец». И она – моё Счастье— сияет, но сияет сияньем другим. Вот теперь ей подарят игрушки, и забудут про Бога они.  И исчезнет в ней след чистоты, что воссиял на первом причастие, и исчезнет сила Любви. Зачерствеют со временем души –повзрослеют внезапно они, и со временем вытеснят Бога. Очерствеют сердца для любви


Они говорят −нормально, что люди теряют Любовь. Они говорят –взрослеем, но это обман, это ложь. Это души наши черствеют, не пускают они Любовь, умирает в душе нашей Вера, лишь пародия в ней живет… Вы меняете душу на деньги, ну а деньги ведут вас в Гроб

Неужели желание денег превосходит Алмазность* _- _Любовь?..

Алмазность* — невинность души

Музыка дождя

I часть
Обычный теплый июньский вечер, за окном слегка моросил дождь. Она, как всегда, коротала время у фортепиано, разучивая  Патетическую симфонию Чайковского – его последний шедевр.Неплотно закрытую дверь на террасу распахнул сильный порыв ветра, и в комнату ворвался влажный свежий воздуха, который Анна  с жадностью набрала в легкие. И именно он, а не открытая дверь, заставил её встать и выйти на террасу.  Она оставила фортепиано и пошла, движимая этим свежим потоком ветра. Выйдя на террасу, Анна была восхищена молнией, внезапно озарившей небо, и сильнейшим раскатом грома.  Она вышла из дому и села в любимое кресло-качалку, захваченная силою  и могуществом июньского дождя. Сначала Анна просто внимала всю красоту пейзажа в сочетании с ночным грозным небом. Затем, в тишине она слушала дождь и раскаты грома, наслаждалась порывами свежего ветра, который обдувал её лицо и ловила взглядом каждую молнию. Её поражал своей простотою и красотою пейзаж собственного сада. Она была поражена тому, как невинна и прекрасна природа, как в своей простате она неповторима, словно душа маленького ребёнка, который не делит людей на богатых и бедных, достойных и недостойных, и в тоже время столь индивидуальна и непревзойденна, как идеал, к которому человек стремиться всю жизнь, но не может достигнуть. И лишь когда он видит ребенка, увлеченно играющего в свои  игры – он понимает- вся индивидуальность в нас самих и глупо было растрачивать всю жизнь на подражание, вместо того, чтобы просто жить и быть собою…Но сад – он просто жил… И в этом было его естествоЕё опьяняла эта музыка природы. И она чувствовала её изнутри. Каждая частичка тела ощущала всю красоту и необъемлимость мира, в котором она живет. Анна была поражена обширностью своего взгляда. И её овладевала музыка изнутри, она словно божественный луч исходила из неё вовне и наполняла собою все вокруг. Это была чистая и прекрасная музыка всего живого в гармонии с собою и природой. И эта музыка создала замкнутый круг: чистота сада зарождала её внутри, наполняла всё её существо, и выходила во вне через солнечное сплетение грудной клетки. Музыка была во вне, она была вокруг всего и это её зачаровала. Несмело Анна попыталась вырваться из этого завораживающего круга, и первая мысль – взять нотную тетрадь. Музыка, которую она слышала, должна была быть на бумаге. Она имела права на жизнь. И Анна углубилась в себя: она сидела на крытой террасе в своем кресле-качалке и писала то, что слышала внутри себя. Это была прекрасная музыка – соната безусловной любви – которая была внутри и во вне – триединая гармония жизни природы…

II часть

Её разбудили теплые лучи утреннего солнца, которое на рассвете вот уже несколько лет, будило её сад…  Солнечные лучи сначала робко, а потом смелее пробирались к террасе, разрушая ночную гармонию тишины. И потом они полностью озарили весь двор, приведя в бодрствование всё то, что сладко спало.Возле неё лежала исписанная нотная тетрадь – соната безусловной природной любви –музыка дождя. А маленький человечек из её снов спокойно сидел напротив неё и попивал чашечку горячего кофе. Она улыбнулась, невольно пробираясь сквозь сон к своей тетради. Подняв тетрадь, Анна ещё раз взглянула на человечка, который с новым лучом солнца растворился в пространстве. Она взяла тетрадь и направилась к телефону – ей не нужно было играть эту мелодию дома, она была внутри неё. Анна позвонила профессору – старому преподавателю из консерватории, который всегда понимал её. Сонный голос немного смутил, половина шестого утра… Через каких-то  два часа она уже мчалась к нему через весь город, прижимая к груди нотную тетрадь. А он, как всегда, встретил её с распростертыми объятиями, угостил молочным чаем. Старый, но ещё крепкий профессор, только он мог оценить то, что сотворила она.И она играла для него так, как играют в последний раз свой последний концерт великие пианисты. Эта музыка его заворожила, она опьянила его сознание, и он был поражен её чистотою и реальностью, как материя, которую он давно уже не мог ощутить. И это пробудило в нем желание организовать концерт, где будет сыграна лишь одна соната — Музыка дождя.

Именно концерт, он настоял на том, что она должна организовать концерт и подарить эту музыку безусловной любви ко всему живому – людям, самым простым людям…И она молча на это согласилась…

III часть

Приготовления к концерту растянулись на долгие месяцы. И самое гнусное и мелкое в этом была жажда денег теми, кто не имел ни малейшего понятия о том, что они продают. И сейчас, они все стремились создать шокирующую громогласную рекламную кампанию, чтобы продать подороже места на концерт.  Но она настояла на своем: никаких искусственных завышений цен. Она хотела подарить людям любовь  и это стоило того, чтобы ничего не получить за концерт.Более четырех месяцев шли приготовления к концерту, была построена уникальная рекламная кампания, а билеты раскуплены ещё за два месяца до концерта…Профессор знал – эта музыка способна пробудить самые черствые сердца к любви, пусть и только на мгновение…

IV часть

И он оказался прав…Наступил концерт. Зал был заполнен. Погас свет,  и все взоры были направлены на большой экран, на котором шел дождь. А где-то сбоку одиноко стояло фортепиано, и она играла сонату «Музыку дождя».Картина и шум дождя, сливались в единое под воздействием её игры. Эта музыка наполняла сердца, она позволяла на несколько мгновений окунуться в пустоту мыслей и раствориться в этой тишине, слиться с шумом дождя и прочувствовать свою природу, которую они уже забыли.Музыка сначала была тихой, наполняя сердца безусловной любовью земли, затем она набирала темп, показывая всю красоту и силу молнии и грозы.  А затем, она стала волнующей, показывая чистоту розы и сирени, их аромат, который был дарован всем, а не избранным.  Музыка показывала, что капли дождя могут радовать также, как и лучи солнца, главное раскрыть им навстречу свои сердца .И в этой музыке было столько волшебства, что многие не испытывали его за всю свою жизнь. Одна соната – одна летняя дождливая ночь в саду.

И вдруг  музыка начала стихать, а вместе с нею и дождь… А потом наступила тишина – символизирующая спокойную ночь.Она выдержала минуты две тишины – и ни один зритель не зааплодировал, словно осознав всю задумку игры. А потом снова заиграла, так тихо и плавно, как всходит солнце в саду — на экране, озаряя своими лучами сад – концертный зал.  И её игра снова стала дарить несколько мгновений волшебства, она показала розу и сирень, которые всё так же благоухали, она показала сад, который всё так же радовал глаз, она показала росу на траве, и показала, что этому нужно учиться радоваться каждый день– каждое мгновение своего пребывания здесь, на планете Земля.

V часть

Музыка стихла. Пять минут тишины – и зал взорвался аплодисментами. Ей несли георгины, букеты роз и лилий, ей говорили, как она прекрасна –  как прекрасна её игра. И теперь она знала – её музыка подарила кому-то немного тепла тому, кто в ней действительно нуждался…

Небо

­
Красивое чистое небо, как зеркало пустоты. Два анеля, чистых и милых, лежат на зеленой траве. Их взоры направлены в небо — спокойное море Небес.  А в сердце рисует гений свою вереницу чудес. Два анеля – два человека, случайно упавших с обрыва скалы. Их руки ладонями к небу раскрыты навстречу любви:

−Что видишь ты в небе?

−Ничего, пустоту…

−Зачем тогда люди смотрят порою так долго в небо, если не могут они оценить пустоты?

−Они видят в небе море  с неимоверно чистой водой.

−Но в море есть тайны, которые можно познать. А небо, люди не могут познать и увидеть его во всей красоте?

−Зачем им знать то, что они не смогут понять, и что им не нужно знать сейчас?

−Но если бы люди знали, что будет потом их ожидать, они ведь вели бы себя по-другому. Они, вероятно, смогли бы любить.

− Любить?… А кто запрещает любить им сейчас? Кто запрещает им верить в Бога, и совершать добро?

−Ты знаешь, они заблудились, они слепы, как кроты.

−Но кроты ведь находят выход, они прорывают путь, а их взоры направлены в духовную вглубь. А люди, имея глаза, −слепы. Их взоры направлены только туда, что радует их великое Я.

−Но если б они… Парень  взглянул на неё, так, как смотрел тогда, когда они были людьми и затевали споры, как тогда, когда она была не права… А она вновь посмотрела в эти глаза и как и тогда, молча приняла то, что не хотел принимать её разум…

Она крепко прижалась к нему, и они ещё долго смотрели в небо, а потом поднялись в небесную высь, залитую солнечным светом по золотой тропе, скрытой от взоров людей.

Полнолуние

­
Я слышала голос, но голос ушел, оставив меня с тобою. И руки мои, и мысли мои покинули тело живое…Полнолуние. Это последняя ночь твоей тишины — мнимого покоя. Вяло усмехается Джоконда и тихо, в углу сокрамешной тьмы, скрывается герцогиня – твоя последняя работа. Молчишь, но безропотность  создания окутывает жажда нетерпения. Тебя душит спокойствие и гнетущая мгла. Они терзают твою бесплодность чистоты – поблекший разум жизни. Погибла фантазия, и в этих руках больше не живёт скульптор. Ты тень, блуждающая в  усыпальнице богов, чьё искусство поднялось на истинную высоту.…

Дух мёртвых  поднимается ввысь лишь тогда, когда слава спадает в преисподнюю.  Но ты ещё жива, как и жива надежда… Тебе нужен воздух, но его нет…  Лишь трепет ожидания наполняет пространство духовного безмолствия – твоей усыпальницы. На улице слышен вой буревестника. Поднимается ветер — предвестник  урагана, и молнии рассекают ночной небосвод. Потом, он распахивает окно, неся в себе благоухание белых  лилий, овевающее безропотность  твоего создания.  Это благоухание истязает твою душу: оно заставляет думать о ней, и ты плачешь, невольно поддаваясь влиянию тьмы. Она овладела твоим светом, душою и сердцем, но не сном…  Только он может тебе помочь, но он —  во тьме…

Комната наполняется свежим воздухом, и ты легко вдыхаешь эту чистоту, но не спишь: сон  давно покинул тебя. За окном смолкает ветер, и ты ясно видишь, как свет  луны падает на деревья в летнем саду, как  отражается свет фонаря в этих  лужах; потом наступает безмолствие, лишь тихо за окном идёт дождь, как будто кто-то плачет. Но это лишь мгновение… Закрываешь глаза, пытаясь уснуть, но музыка органа,  доносящаяся с небес, заставляет думать, погружая в сон своих мыслей, потом, всё отчётливее слышна игра скрипки, которая дарит надежду, очищая душу слезами. Это музыка сливается воедино, и всё отчётливее слышно фортепиано, позволяющее прочувствовать мгновения блаженства дум.

Ты вспоминаешь это с болью, и на твоих глазах слёзы. Тебе ещё не верится, что это правда, и тебе страшно осознавать действительность. Но это, правда… Ты молчишь, а твоё сердце каменеет, словно душа ничего не слышит и не верит. Молитвы уснули в тебе, только в глазах осталось детство, как надежда…                                                                 В словах нет правды, правда есть в тишине наших мыслей…

Скрипка

­
Игра скрипки слилась с нежностью флейтыКак плоскость мира с плоскостью света Далёкой Вселенной…

Чёрное платье, бледность лица

Сиянье златого кольца…

Скрипка играла в тени у рояля, забыв, что когда-то ей восхищались, ей даровали лучшие песни и первое место.

Сейчас всё забыто, исчезла из скрипки её гордыня, а музыка стала светлей. И она честно играла в тени у рояля…

Её мелодичность была слышна повсюду: в чистом пространстве и в воздухе мира, а также в желаньях шума спокойного ветра.

Свет от иконы освещал её струны, тонкие пальцы нежно играли, ту мелодичность они создавали, какою она меня опьяняла.

Боль от тоски и от гнева мною тогда овладела. Разум наполнен был лживыми мыслями, что создавали образ величественный, а скрипка играла, не замечая тоску и недвижимость тело моего (в своей игре она мечтала о славе, забыв о гордыне…)

Нежные пальцы женщины славной плавно водили по струнам, играя…

Всё уже забыто, забыты слова и музыка струн не та, что когда-то была, просто из жизни ушла она.… Навсегда…

Она не сказала ни слово, просто молчала и всё… Нежность утех проходит, боль заполняет наш сон.

ЖЁЛТАЯ РОЗА

­
Прошу тебя, Господи, даруй ей свободу

Пусть вольная птица парит в небесах Ей так не хватала света и солнца Там, где когда-то была звезда… Тому, кто ценит свободу во всём…

В маленьком саду, на берегу чудесного озера росла жёлтая роза – символ несчастной любви. В этом саду среди множества цветов её золотые лепестки манили к себе какою-то необъяснимой силой изысканности. Подобно изысканности молодой девушки, ещё не испытавшей вкуса настоящей любви. Но роза была одинока, она не гордилась  своею красотою, а скорее эта красота тяготила её душу…

Ведь с нею никто не дружил,  её презирали, словно именно она  решала всё. А душа, и то не излитое никому тепло, оставались в стороне, будто их и не было. Но  роза не боялась одиночества, Ей не нужно было их общество: у неё был свой мир, мир её чувств и иллюзий… Мир, в котором жила настоящая сказка, готовая стать реальностью. И роза ждала, когда это случится. Она молча сносила все насмешки и наговоры, потому что несла в себе тайну, дарующую ей эту стойкость… И лишь садовник, который ухаживал за  садом, каждый день приходил и разговаривал с нею, как со своим другом, а роза всегда понимающе кивала в ответ…

Словно  заколдованная душа, обречённая на вечное молчание, ибо тайна, которую она несла в себе, могла стать известной…И в такие моменты садовнику казалось, что это заколдованная девушка… И что она действительно понимает его… Только не может ничего сказать.

Он слышал немало легенд об этом загадочном цветке, который вот уже сколько лет сам вырастает на одном и том же месте в саду. Будто кого-то  или чего-то ждёт… Когда-то очень давно молодая девушка, влюблённая в сына садовника, посадила в этом саду жёлтую розу, как символ её любви. И каждый год в том месте вырастал  чудесный цветок, подобный образу  девушки… Люди говорили, что  ночью её тень  приходит сюда и долго сидит на коленях у цветка, и плачет…  А в голосе слышна мольба и спокойствие, словно она знает, что нельзя исполнить её волю, но желание рвётся наружу, и лишь цветок понимающе колышется, словно говорит: « Не плачь. Всё будет хорошо. Он тебя тоже любит…»Однако ночью садовник никогда никого  не видел. И считал это выдумкой. Только роза, словно заколдованная душа, всегда понимающе кивала ему в ответ…  И он уже столько лет пытался понять тайну этого цветка из его сада.


Однажды,  в один из тёплых вечеров, что-то необъяснимое потянуло его в сад, к розе… Он набросил халат и, подойдя к цветку, увидел на ней капли росы, подобные слезам. Роза плакала. Это были слёзы прощания. Слёзы радости. Близилась ночь её свободы, и она это чувствовала. Но боль расставания с этим местом вызвала слёзы.Садовник склонился над нею, поражённый появлению росы в столь поздний час и  такую погоду. Он бережно обнял цветок и поцеловал его… Казалось, что в это мгновение замер маленький мир  его цветочного сада.  Будто всё живое в нём чувствовало освобождение розы. И даже самые болтливые сорняки замерли, отдавая должное самому прекрасному цветку их сада…А наутро розы не стало. Кто-то  проник в сад и срезал  её…


Где-то далеко, совершенно в другом конце городка, молодой человек с жёлтой розой в руках спешил куда-то… Моросил дождь, но человек, прижимая к сердцу цветок, спешил… Там, на берегу западного озера, стояла молодая девушка.  Её счастливые глаза были устремлены в даль… Она наблюдала закат… Человек остановился у берёзы, что стояла вблизи озера. И   наблюдал за  девушкой. Она плакала… До него доносились её тяжёлые вздохи. Вздохи обречённой на гибель, но освобождённой за любовь… Человек, вняв аромат розы, помолился Господу о том, чтобы он отпустил её… Чтобы её душа обрела свободу.

Усилился ветер, не смолкая,  шёл дождь. Человек не спеша, подошёл к ангелу… Он молча подарил  ей розу. В её глазах были  слёзы. Она крепко держала его за руку, и, лишь сказав «Прощай», отпустила  навсегда. Девушка- образ ангела — спокойно поднималась ввысь по лучу  вольного солнца туда, где её ждала маленькая рыжеволосая девочка и молодой мужчина средних лет. А человек смотрел, как уходит от него навсегда девушка-ангел, образ истинной красоты. Его душа плакала, а капли слёз падали у его ног.Где-то в саду росла азалия…

Не уходи, мой ангел, навсегда, Я не хочу с тобой прощаться Твой образ, будто тишина, Я не хочу с ним расставаться.

Лишь солнца луч падёт с небес И ты в песчинку превратишься Прошу вас, ангел тишины, Вы обо мне там помолитесь…

О любви и волшебстве

 

Анна стояла на полупустой остановке в своём любимом вишнёвом плаще и бордовых ботильонах, последний писк моды. Она стояла у афиши и уже  в который раз,  за эту неделю изучала репертуар Минских театров и анонсы предстоящих премьер. На остановке время от времени останавливались полупустые троллейбусы. Кто-то садился в них и, возможно, ехал домой, кто-то выходил и, раскрыв зонтик, спешил куда-то … А Анна, гордая и прекрасная, всё стояла одна и ждала его…


Было холодно. Её тело содрогалось от моросившего дождя и сильного ветра, но она ждала его. Правда,  ещё до сих пор не понимая почему её, молодую девятнадцатилетнюю девушку, так тянет к этому немолодому пятидесятилетнему мужчине, которому нужен лишь – секс… А что нужно ей? Что пытается найти в нём она? Ведь из-за него навсегда порваны отношения  с самым замечательным и добрым человеком на земле. Потерян контакт с его семьёй, которой теперь ей так не хватает. Аня  разрушила часть себя, а что сделал он для неё, что она, как маленькая собачонка бегает за ним?.. Становилось страшно из-за какой-то неопределённости, робости, неуверенности, терзавшей  душу.

В это мгновение у обочины остановилась тёмно-синяя вольво, и из неё вышел  Аверьян, красивый взрослый мужчина, в каждом движении которого ощущалась свобода. Свобода его внутреннего мира, гармонирующего с образом жизни. Ведь правду говорят, что если человек живёт в согласии со своим внутренним я, то он истинно счастлив. Аверьян как раз-таки и был этим человеком. Он тихонько подошёл к Анне, обнял её за плечи и,  нежно поцеловав в мочку уха, прошептал— Ты восхитительна, красавица. Будто принцесса, сбежавшая из какой-то  сказки. Да ты и есть принцесса, моя принцесса.Анна слегка опустила голову, чуть-чуть  отведя  её в сторону. Потом она  повернулась к нему лицом, и на её глазах были слёзы. Аверьян крепко обнял одной рукой её за талию, а другой – прижимал, содрогающуюся от всхлипывания и слёз, спину. Анна плакала просто потому, что хотелось выплакаться, хотелось,  чтобы кто-то пожалел, был рядом. И он был рядом…- Аня, пойдём в машину, то ты совсем замёрзла, ещё заболеешь, а я дома  чай заварю с мелиссой, как ты любишь. Да и вчера сладостей закупил, хотел  тебя поразить. На лице Анны появилась та необычайно  наивная улыбка, свойственная детям, когда исполняются их желания. Он крепко прижал её к себе, сладко поцеловав в лобик, и они вместе пошли к машине.


В салоне было тепло оттого, что во всю мочь была включена печка. Анна расстегнула плащ; её дико клонило ко сну. А за окном мелькал плачущий Минск. И лишь изредка появлялись силуэты торопящихся куда-то людей. Она заснула, когда они подъезжали к дому.  Машина  остановилась у подъезда. Аверьян вышел, чтобы открыть ей дверцу.  Аня спала. Он убрал волосы с её лица и нежно поцеловал этого маленького спящего котёнка. Она проснулась- Мы приехали, красавица. Идём  домой.На улице всё ещё моросил мелкий дождь. Аня и Аверьян пошли  домой. Неюныйкрепкий мужчина прижимал к себе молоденькую хрупкую девочку,  маленького  беззащитного котёнка.


-Проходи на кухню, я сейчас нам чай приготовлю.  На кухне Аверьян  приготовил чай, достал из холодильника торт и кучу различных сладостей. Аня включила  музыкальный центр, где  стоял  диск с Eros Ramazzotti. Они пили крепкий горячий красный чай с «Киевским» тортом, и разговаривали на самые различные темы. Казалось, что с виду столь разных людей объединяло нечто более сильное, чем просто симпатия и желание переспать. Их объединяло взаимопонимание и какая-то внутренняя свобода, которую они дарили друг другу.  Но эта симпатия не была любовью. Для них её просто не существовало. А может они просто боялись влюбиться и признаться самим себе в этом?.. Как-то незаметно во время разговора Аверьян положил свою ладонь  на ее руку. А потом они целовались, и  во время поцелуя  он поднял  её на руки и понёс в комнату. Там Аверьян аккуратно положил Аню на огромную двуспальную кровать, снял с себя майку, джинсы. А Анна лежала и смотрела на него, взрослого мальчишку. Потом Аверьян наклонился над неё и во время поцелуя расстёгивал джинсы, а потом снял майку, лифчик, трусы. . Это всё происходило словно в тумане. Им было хорошо вместе. Аверьян целовал этого маленького котёнка. А через каких-то пять минут они занимались любовью. И в этом половом акте было столько тепла, столько нежности… Словно они были единое целое.


Анна  знала всё наперёд. Она ждала и боялась этого, а он любил её, и всегда принимал такой, какой она была. Маленькой капризной девочкой. Среди ночи Аня проснулась в его объятиях. Она тихонько выскользнула из постели, и прошла на кухню. За окном всё ещё моросил дождь, а в мыслях бродили страшные идеи. Половина шестого утра. Аня в каком-то оцепенении стояла на кухне, потом на цыпочках прошла в комнату, собрала свои вещи, оделась. И, набросив свой плащ, ушла на улицу…

Там было дико холодно. Капли дождя осыпали её с ног до головы, но она  шла, хотя всё тело дрожало (ныло) от холода. Аня шла к своему излюбленному мосту на Партизанском проспекте, где когда-то загадала быть с ним…  Сейчас она  была просто в растерянности,  боясь совершить какую-то ошибку, за которую её могла наказать судьба… Больше всего она боялась, что это ошибка Аверьян, ведь у него семья, сын… Она плакала от растерянности и собственной нерешительности, беспомощности, боясь потерять его и в то же время быть с ним.

Пятнадцать минут восьмого. Аверьян проснулся в пустой постели. Ани нигде не было, а за окном плакал Минск. Он  испугался за неё, зная её детскую чувствительную душу и неустойчивую психику. Надев джинсы и майку, он выбежал на улицу. Там его обдало диким холодом. В мыслях всплыли воспоминания…Аня стояла на мосту. Завывал ветер. На улице была пустота, лишь где-то в отдалении доносилась какая-то необычайно красивая мелодия.Мелодия, которая жила в её душе. Свежий воздух уносил сознание в сказку детства…Она плакала…

P. S.  На мосту стоял взрослый мужчина и молодая девушка. Он прижимал её к себе, а она положила свою голову на его грудь, и, казалось, что  плакала.

ДВА АНЕЛЯ

­
Два анеля, тихих и милых, спокойно по небу парили, над домом, в котором жили, когда-то они…I

В тот год была тёплая зима, однако на улице к вечеру немного морозило. В небольшом городке, вдоль Реки, шли две маленькие девочки. Они были одеты в длинные пальто, а на головы наброшены капюшоны. Одна из них несла маленького щенка … Они просто шли, в никуда.

У них не было дома, они сбежали с приюта, где их хотели разлучить навсегда. У них не было плана, они просто оделись, взяли немного еды, теплое покрывало, и ушли на вокзал.У них не было ничего и никого кроме друг друга. Сёстры сели в поезд, где конечной станцией было место, в котором их высадит контроль.

Этим местом стал небольшой город Л.

На вокзале им не дали поспать, попрашайничавшие там дети-беспризорники… И им пришлось уйти, опять в никуда. Близился вечер, они были голодны. Вероятно, поэтому их внимание привлекла небольшая кондитерская, которая была украшена рождественскими гирляндами, а издали манила детей столь чудесным ароматом шоколада… Когда они заглянули в окно, то увидели там много народу, и две сестры просто не решились войти… Они обошли здание с другой стороны. Там была дверь со двора, где сёстры легли спать.

Наутро их нашла Мари, молодая девушка, помогавшая хозяйке кондитерской в приготовлениях накануне Рождества. Две сестры спали в обнимку, а у одной, из-под пальтишка, виднелся нос пса, которого из жалости сёстры подобрали на вокзале…

Именно этот нос и съел их последнюю булочку…_ Мари не стала их будить, она на цыпочках зашла в кондитерскую, разбудила мадам и привела её к девочкам.Она [Мадам] была очень доброй женщиной. И когда узнала историю детей, то поклялась им, что никогда, и никто без их желания их не разлучит. Она открылаим свой дом… И этот дом стал их домом…

II

Сёстры росли в любви и заботе. Мадам их удочерила и заботилась о них, как о своих детях … Её муж умёр во время войны. Она видела страдание и боль солдат, их матерей и жён. Их детей…Однажды она пряталась в подвале со своим сыном. Там был человек, который в мирное время работал на скотобойне. Он рассказывал о своей жизни и не мог понять: за что Бог послал ему такие страдания… А потом он рассказал, как убивал, каждый день… быков, коров, свиней… словно они не были живыми, словно они были только мясо и кожа… И сидя в этом подвале он всё никак не мог понять, что даже в войну у него есть право на жизнь и он может бороться за эту жизнь, а у них – этих зверей на скотобойне− не было этого права, это право забрали такие как он, для кого живое существо было всего лишь куском хорошего мяса…Он не мог понять, что они даже не могли воевать, а у него было это право: бороться за свою жизнь и жизнь своих близких и родных людей…Именно тогда мадам поклялась, что когда закончится война, она никогда не будет убивать живое ради несчастного куска мяса…

Война прошла. Жизнь постепенно восстановилась. Она смогла открыть небольшой бизнес, выучить сына…

Она была прекрасный кондитер. И в её заведении всегда было много людей. Все говорили, что она пифогорейка, что она странная – она не ест мясо… но никто не говорил почему… Потому что они не могли признать то, что смогла признать она: все имеют право на жизнь…

III

Они были прекрасными детьми. Они дарили ей радость в доме, дарили тепло, которого ей так не хватало. Ведь её единственный сын жил далеко на севере, куда его забросила судьба. Лишь изредка до неё доходили его тёплые письма, о том, что у него всё хорошо…

Анна вышла замуж в том самом городке Л. И после смерти мадам стала сама управлять уже весьма известной вегетарианской кондитерской.

Тани уехала в Париж, где получила прекрасное медицинское образование, хорошо вышла замуж и была вполне счастливым семейным врачом-вегетарианцем.

Так одна женщина, чьё имя не сохранила история, смогла подарить этому немного добра, любви и волшебства….

Капли золотого дождя

Капли золотого  дождя падали на обеденный стол в нашем саду. Они ударялись о его поверхностью и разбивались в дребезги, а их осколки вновь поднимались вверх, стремясь к вершине водопада, достичь которой не могли.  Такова участь отщепенцев… Они вновь падали на обеденный стол и больше не поднимались ввысь. Сначала они (капли золотого дождя) разбивались на маленькие кристаллики, которые пытались подняться ввысь, но тут же падали на стол и стекали в его центр, где было небольшое углубление. Так рождалась лужа, которую образовывали тысячи капелек (тысячи частичек маленького дождя)… Но потом дождь кончился, хозяева дома слили  эту лужу, и тысячи капелек просочились в землю. Там они подарили жизнь  живому (растениям).  Словно передали  частичку своей души тому существу, которое будет жить после них. Так делают те, кто, умирая, верит, что после их смерти, когда Их прах истлеет в сырой от слёз земле, когда про Них все забудут, то какая-то частичка Их души будет жить в живом существе. И оно, возможно не зная об этом, будет нести в себе самое прекрасное, что есть на нашей земле: жизнь, померкшею памятью лет и живущею во свете небес.          В каждом из нас живёт такая частичка. Её нам подарили наши родители,  и когда-нибудь её мы подарим нашим детям. Но прах истлеет, память умрёт и, как жаль, мы никогда уже не сможем услышать то, о чём поёт та частичка света, что живёт внутри… А для этого надо так мало: нам надо всего лишь верить в тишину. И лишь тогда мы сможем найти разгадки страшных тайн, безумных идей и талант,  который живёт в каждом человеке и несёт всему свет. Но стоит ли слышать то, чего мы ищем так долго и про что забыли неимоверно быстро?.. Может частичка света не сможет открыть тайны чистого небосвода, пока Мы не сможем услышать её внутри себя, внутри каждого из нас…

­ Стоял волшебный декабрьский вечер. Канун Нового года. На улице играли праздничные огни, которые радовали неизбалованный глаз местной детворы, да и взрослые, что не видели роскошь убранства европейских городов, подобно маленьким детям, радовались праздничным фонарям, украшавшим деревья и крыши домов.

По слабо освещенной улице шел старенький, но ещё крепкий дедушка со своим внуком. Под их ногами приятно поскрипывал снег. Они держались за руки, и бодрым шагом направлялись в таинственное место…

− Дедушка, а почему желания можно загадывать только на Новый год?

− Почему только на Новый год? Ты можешь всегда это сделать.

− Но ведь оно всё равно не исполнится… А на Новый год всегда исполняется.

На лице дедушки появилась легкая улыбка, и он повернулся к своему внуку.

— Это почему же?

− Потому что я уже пробовал. И исполняются только те, которые я загадываю на Новый год.

− Это всё потому, что ты веришь в это, и на Новый год загадываешь самое искреннее желание, которое было рождено в глубине твоего сердца. А ещё, именно на Новый год сердца миллионов людей всего мира переполняют такие же искренние чувства, не только в отношении своих желаний, но и в отношении пожеланий добра близким, родным и любимым. И вся эта любовь и чистота скапливается в пространстве, образуя нечто подобное белоснежному облаку, и тогда у всех людей зарождается некий общий потенциал Вселенской Энергии, которая способствует исполнению самых искренних и чистых желаний.

− То есть, если бы все люди на земле всегда желали друг другу добра, то исполнялись бы все их желания?

− Да, если бы все люди на земле жили в мире и гармонии, то их желания были бы полны искренности, любви и были бы избавлены от Эго. И тогда они всегда смогли бы обретать свою форму в нашем пространстве.

 

Все препятствия, которые встают на нашем пути — нам по силам, и не следует прятать голову в землю, как это могут себе позволить страусы. В этом просто нет смысла, поскольку, пока вы его [препятствие] не преодолеете, оно вас просто так не оставит.

Вселенная любит нас всех и с помощью этих препятствий желает, чтобы мы вынесли какой-то ценный урок, опыт которого поможет не только нам самим на пути своего духовного совершенствования, но и позволит оказать ценную помощь тем окружающим нас людям, которые будут нуждаться в ней.

Если вы умеете играть на скрипке, но в жизни так случилось, что вы оказались в нищете и должны зарабатывать себе на жизнь игрою в переходе. Вы не должны роптать на судьбу! Вы не должны убегать! Вы просто обязаны это пройти с самой искренней улыбкой на лице. И когда вас больше не будет тяготить ваше положение, когда вы научитесь радоваться тому, что у вас есть такая замечательная возможность, как дарить настоящую музыку самым простым людям, у которых, у многих, просто нету финансовой возможности услышать и ощутить всю её красоту в другом месте. Только тогда, возможно, к вам подойдет ваш ангел, который протянет руку помощи, чтобы вы смогли шагнуть на другую ступень.

Какое бы сложное не выпало на вашу долю препятствие, вы должны знать: вы сможете его преодолеть, вы должны понимать, что только вам и никому другому выпал такой шанс приобрести этот опыт, который в будущем может оказать неоценимую помощь вашим родным и близким.

Так что учитесь ценить то, что выпадает вам на пути, ведь никто не знает: хорошо это или плохо. Учитесь любить этот мир таким, каким его вам открывает жизнь, поскольку так вы сможете постигнуть нечто Большее…