«Фотография – один из совершенных способов отобразить свой взгляд на мир так, чтобы созерцатель смог вкусить все его особенности. Однако фото до сих пор не может передать ни запахов, ни звуков, ни вкусов, ни осязаний. Для этого существуют иные виды искусств. И каждое из них в своём роде совершенно. В мире всегда были и есть люди, которые стремятся к синкретизму. Именно благодаря им появилось кино, театр, балет…  Они смогли из воздуха создать то, что для кого-то было за гранью возможного. К таким людям относишься и ты, мой милый Давид…» «Это история о том, кого ещё нет, но кто обязательно появится тогда, когда мы решим, что он нам нужен».


Давид был талантливым фотографом. Он с легкостью создавал идеальные фотографии и мог неприглядный пейзаж игрою света претворить в настоящий райский образ природы.Как все гениальные люди, он находился, казалось, в вечном поиске чего-то. И это что-то – была фотография, способная передать запахи — естественное благоухание природы: ароматы цветов, чистого воздуха после дождя, свежескошенной травы. Он экспериментировал с множеством вариантов аромофотографий, но все его поиски попадали в какой-то непостижимый лабиринт: они либо не могли передать естественность образа, либо были слишком легкими, и в мгновение растворялись в пространстве.Первые поиски касались женщин, потом – детей со всеми запахами детства, и лишь затем он обратил внимание на … цветы.

Давид хотелось передать социальную жизнь, близкую каждому человеку. Он фотографировал молодых женщин, искал парфюмеров, которые создавали для них духи. Пытался соединить в фотографии образ девушек с присущими им аккордоми духов, но всё безрезультатно.Потом его взгляд привлек образ детей. Их живой и беззаботный нрав, искренняя любовь и такой приятный и знакомый всем аромат шоколада и карамели.Он  фотографировал детские праздники; передавал невинный образ ребенка, в который можно было моментально влюбиться. Экспериментировал с сочетанием корицы, ароматом трюфелей и ванильного мороженого.

Переносил на фотобумагу детский взгляд и озорство, которые несли свет, но запахи оставались где-то по-за кадром.Его поиски приходили в темный тоннель, где был выход, но из-за абсолютной темноты приходилось возвращаться туда, где он знал, что есть свет.Фотографии занимали первые места на международных выставках. Его приглашали на свадьбы знаменитостей, он снимал дни рождения детей миллионеров. Но всё это лишь пополняло счет в банке, а внутри оставалась пустота.  И он больше и больше стремился к уединению с сыном. Фотографии приобретали более абстрактный духовный образ, который скорее напоминал о погружении в свои мысли и самосознание. На них чаще появлялись цветы, чистое небо, радуга… Он отказывался от выгодных предложений и призовых мест на выставках. Давид стремился к уединению. Весь его мир стал заботою о сыне и поиске идеального синкретизма фотографии и парфюмерии.


Совершенство недосягаемо лишь для посредственных умов. Для тех, чей ум открыт – оно уже в них. Такие люди способны увидеть безукоризненность мира природы, его неповторимость и всеобъемлемость.


Давид увидел её случайно. Она жила в доме напротив и каждый раз на её подоконнике появлялся новый букет цветов. Украдкой он фотографировал эти цветочные композиции, не имея представления, кто их создавал. А она, Виктория, втайне ставила их так, чтобы ему было удобнее.В одно утро их взгляды столкнулись: она выставляла очередной букет, а он – просто решил узнать, кто скрывается за восхитительными композициями.Рыжеволосая кудрявая девушка хрупкого телосложения, улыбаясь первым лучам утреннего солнца, расставляла на подоконнике mazzo летних цветов. Лилии, веточки дикой сирени и редкие королевские ромашки. Он знал, что такие цветы выращивают лишь в дорогих палисадниках. А потому Виктория показалась ему какой-то волшебницей, загадочной и неповторимой.Они улыбнулись друг другу и их взгляды спокойно разошлись по своим домам. Она скрылась за золотыми шторами. А он тайно наблюдал за ней из-за угла своего окна.


Прошла неделя. В его памяти до сих пор стоял этот загадочный женский образ. Он искал её, но она больше не выставляла букетов и не появлялась в окне. Давид стал рисовать. Ему хотелось на бумаге воссоздать её черты, словно таким образом они могли стать чем-то живым и осязаемым.

Они с сыном гуляли в парке. Тео игрался с детьми, а он, как всегда, пребывал в поиске идеальных цветов.Она подошла незаметно, тихо присела рядом, словно боялась испугать.

− Вы фотографируете цветы?−Да, хотел передать в фотографии их аромат, но так и не смог найти подходящего способа. Вы знаете, они также прекрасны, как и вы.Она слегка наклонила голову и смущенно улыбнулась.

− Цветы – это женская сущность природы, в чем-то девственная, невинная и прекрасная. У вас очень хороший сын.

− Да, мне повезло.

− Я приехала сюда оформить свадьбу Моретти — местного миллионера. Через три дня снова уезжаю в Грасс, чтобы подобрать цветы и парфюм. Если желаете, то можете присоединиться. Мне оплачивают неделю проживания в частном доме. Места хватит на троих. Возможно, там вы сможете найти свой ответ, как соединить аромат цветов и их образ на фотографии.−Как вас зовут?−Виктория. А вас?−Давид, а сына Теофило, Тео.−Теофило – друг бога, хорошее имя для мальчика. Если надумаете поехать со мною, то вот мой номер, − она протянула ему свою визитку и также легко поднялась и ушла.


Отпуская жизнь на мгновение                                                                                                         Ты паришь в невесомой любви                                                                                                             И она – благословение,                                                                                                                            Что ведет тебя к счастью души…

Она позвонила за день до отъезда.−Вы решили не ехать?

−Нет. Просто ждал.−Чего?−Решения.−Какого?

−Не знаю, пространства.−И как?−Оно говорит ехать.

−Здорово. Тогда встречаемся завтра в 6:30 на перроне вокзала.

−Хорошо. Мы будем.Он положил трубку, но её мягкий и нежный голос всё еще окутывал сознание, и от этого становилось легко и светло. Немного повременив, пока улягутся эти ощущения невесомости, Давид подошел к сыну.

−Тео, мы завтра поедем в одно сказочное место

−Грасс в гости к волшебнику. Ты ведь хочешь познакомиться с настоящим чародеем?

−Да.

−Тогда быстренько собирай вещи, потом мы поужинаем и ляжем спать. Завтра нужно очень рано вставать.Радостный Теофило помчался в свою комнату укладывать вещи. И уже через час они с отцом беседовали на кухне о сказочной стране Грасс, правителем которой был добрый волшебник.


Утром Давид проснулся с первыми нотами будильника. Он не спешил, размеренно и спокойно принял душ, приготовил завтрак. Потом разбудил Тео, помог ему собраться. Они в каком-то чарующем молчании выпили чай с блинчиками и легкой воздушной походкой пошли на вокзал.Она их ждала на перроне.

− Привет. Меня зовут Виктория, а ты – Тео, да?−Да.−Сейчас мы поедим в волшебную страну. Тебе папа рассказывал?−Да, он сказал, что мы едим в гости к волшебнику – правителю королевства Грасс.


Дорога заняла несколько часов. Тео уснул через пару станций. А они разговаривали о цветах, фотографиях, местах, где путешествовали… Через несколько часов она уснула у него на груди. Счастливый, Давид долго наблюдал в окно за сменой пейзажей, а потом поддался этому чарующему влиянию Морфея.К вечеру они прибыли в Грасс. Дом, который для Виктории снял Моретти, располагался загородом, а потому они решили немного прогуляться по вечерним французским улочкам. Жизнь в Италии и Франции, которые расположены вдоль Лазурного берега, существенного отличается, несмотря на то, что они объединены одним полуостровом.В доме их ждала хозяйка. Она вежливо показала все комнаты и передала ключи. Они устроили легкий романтический ужин при старых свечах, которые нашли на чердаке, и небольшую вечеринку в винтажных костюмах, что чудесным образом оказались в каком-то старом сундуке.Все это уморило Тео, и он уснул. Давид взял сына на руки и отнес в комнату. Он уложил его спать и спустился в гостиную к Виктории.

Играл Ференц Лист. Они кружились  в небесном танце, растворяясь в волшебном музыкальном пространстве. Он прижимал её мягко к себе, и она сливалась с ним в тишине…

Грасс

Фольгор дарит цветы любви только тем, кто их достоин
Они отправились на плантацию роз Сентифолий, чтобы собрать композицию для букета невесты. Виктория, казалось, рассматривала каждый цветок, пытаясь проникнуться его ароматом. Давид фотографировал розы и украдкой снимал её. Ему нравилось, как она выбирала, как проникалась ароматами и невинностью красоты роз, как подбирала каждый цветок для одного единственного букета.Весь день от неё не отходил Тео, и она рассказывала ему сказочные истории о волшебнике Фольгоре, который и создал этот цветочно-парфюмерный рай на земле.

Сказка о Фольгоре

Давным-давно на берегу лазурного моря жил богатый человек. У него не было детей, хоть он и был женат, а потому он не делил их на своих и чужих и искренне любил каждого. Его звали Фольгор, а жену – Сентифолия. Он был сыном могущественного волшебника Марко, а потому по закону королевства Пта, Фольгор не мог иметь детей от простой женщины. Однако он был влюблен в Сентифолию, и готов был отказаться от всего. Фольгор понимал – все люди едины, все дети в равной степени могут быть и его детьми. К тому же никто не знает, какому ребенку мы можем больше помочь: своему или чужому, кто из них больше принесет счастья в этот мир. А потому он сделал свой выбор в пользу искренней любви. Сентифолия в совершенстве владела парфюмерным мастерством. Она создавала чарующие ароматы, что дарили людям мгновения спокойствия и любви. Каждый год она ездила в парфюмерные страны: Японию, Филиппины, Сирию, откуда привозила необычные эссенции для создания новых ароматов. Фольгор скучал по жене во время её длительных поездок, и стремился сгладить одиночество организацией небольших городских праздников, в большей степени  спланированных для детей.Она любила его чистой и искренней любовью. Настоящие чувства не накладывают запретов, они дарят силы нести людям частичку света, чтобы в мире росла сила любви. Свет, который несла в мир она – был парфюм. Именно поэтому Фольгор никогда не запрещал ей уезжать даже в самые далекие уголки планеты. Его отец, волшебник Марко, несколько лет наблюдал за этими чистыми и искренними отношениями. Он хотел подарить сыну самый дорогой подарок, но люди не могут просто так стать волшебниками. И тогда он решил претворить Грасс в парфюмерное королевство.То, что люди создают десятилетиями, волшебники способны создать за один вечер. В годовщину свадьбы Фольгора и Сентифолии, старый волшебник Марко создал семь плантаций цветов, которые способны были подарить миру самые неповторимые и стойкие ароматы духов и великолепные по красоте цветочные поля.С тех пор Сентифолия не ездила в другие страны за парфюмерными эссенциями. Вся её деятельность была направлена на создание в Грассе парфюмерного королевства. Вместе с Фольгором они подарили миру настоящую сказку и волшебство ароматов. Так началась великая история парфюмерной столицы мира.  За несколько столетий здесь выросли парфюмерные дома и фабрики, были созданы грандиозные ароматы духов, покорившие сердца миллионов.Сентифолия отдала развитию Грасса всю свою жизнь, и в память о ней Марко создал восьмую плантацию роз Сентифолий. Они приобрели необычный аромат этой женщины. А Фольгор стал невидимым хранителем Грасских плантаций.


В течение недели Давид фотографировал цветочные поля Грасса, а Виктория выбирала цветы. По вечерам она экспериментировала с цветочными композициями: создавала букеты, которые никто никогда не видел, и не мог знать их благоухания. Она подбирала цвета и запахи, творя при этом настоящие шедевры. По задумке весь замок, где планировалось основное празднование свадебного торжества, должен был быть украшен этими букетами, аромат которых погрузит гостей в мистическое состояние, и они ещё долго после празднества будут пребывать под его чарами.Во всей этой идеи, помимо поверхностной романтической нотки, витала коммерческая предопределенность. Миллионер был владельцем парфюмерного дома, который задавал тон модных тенденций духов в соответствии с совершенными женскими образами. Вся свадьба отчасти была своеобразным пиар ходом, чтобы обрести новых клиентов и заказчиков.Но Викторию это не волновало. Она мало заботилась о материальной стороне вопроса. Для неё важнее было создать настоящую сказку и подарить гостям и молодоженам немного волшебства.Вдобавок ко всему она стремилась создать цветочные композиции для него. Каждый день Давид фотографировал поля лаванды, мимозы, наркотического нарцисса. Он запечатлевал образы цветов на рассвете, днем и вечером. Стремился раскрыть жизнь цветка в разное время суток. Его коллекцию создавали фотографии цветочных полей с возвышенностей, отдельные лепестки и просто бутоны цветов.Вечером они отбирали лучшие фотографии и раскладывали их по своим сериям. У них уже созрела идея организовать собственную выставку, где будет несколько залов, каждый из которых приурочен определенному аромату и цветку.  И здесь же будут расположены её букеты, которые смогут передать естественное благоухание цветочных полей Грасса. А потому каждый вечер в соответствии с отобранными фотографиями она создавала новые композиции. К концу недели Виктория приготовила необходимые букеты для свадебного торжества и для его будущей выставки. Всё, что оставалось, это организовать выставку и за два-три дня до неё приехать в Грасс за цветами, чтобы составить уже продуманные композиции. У каждого букета было свое имя сказочного существа местных легенд.Все эти дни Тео не отходил от них. Он помогал Давиду находить необычные цветы и советовал Виктории подходящие ароматы. А они дарили ему немного волшебства: рассказывали истории о Фольгоре, его владениях. Показывали удивительные места и учили радоваться просто солнечному свету, аромату цветов.За эти дни они стали настоящей маленькой семьёй.


В последний день, когда были собраны все вещи, они пошли прогуляться по вечернему Грассу по уже знакомым улочкам. Заглянули на местное празднование, отведали французской традиционной кухни и послушали настоящие романсы. Тео вскоре сморил Морфей, и Давид нес его на руках. Дома они уложили его спать, но сами не поддались искушению бога сна. То, что произошло негласно между ними ещё в мгновение первой встречи, росло все эти дни и захватывала их изнутри.


Играл Шопен, и они кружились в подлунном танце, который плавно перерос в соприкосновение губ. Его руки скользили по её спине, а она таяла под их движениями. Он с легкостью подхватил её и понес наверх. Комната была наполнена благоуханием цветочных композиций. Они поддались чарам этих цветов, несущих в себе волшебство и любовь. Он целовал каждую часть её тела, ощущая нежность кожи и свежий аромат духов… Она тонула в его прикосновениях, и растворялась, словно воздух в пространстве тишины.

В Италии. Дома

Свадьба прошла превосходно. Моретти после торжества, как и предполагал, получил массу новых заказов, а потому гонорар Виктории был довольно щедрым.Большую часть своих денег она потратила на подготовку его выставки. И хотя Давид всегда давал ей карточку, она не сняла со счета ничего. Для неё важнее было доверие, чем деньги.Они арендовали большой выставочный павильон и организовали выставку в восьми залах. Каждый зал нес в себе историю одного цветка, одного аромата, одного дня их жизни в Грассе. Выставка длилась неделю. Её посетило более миллиона человек, что само по себе было грандиозно. Его пригласили в Берлин, Амстердам и Варну. Он согласился. Успех сулил не только деньги и возможность посетить новые места, но и вдохновение для будущих фотоэкспозиций. Она не покидала его ни на шаг, помогала справиться со всеми нюансами, и радовалась его небольшой победе и огромному по её масштабам признанию и успеху.Время от времени он подходил и нежно обнимал её за талию, позируя перед фотокамерами. Ему не хотелось скрывать отношения, это казалось гнусным. И ей его поведение льстило.О выставке написали все местные газеты. Первая страница google по запросу «выставка фотографа» выдавала последние публикации СМИ о его «Цветах Грасса». Казалось, теперь весь мир говорил о нем. Поисковые запросы на английском, немецком, русском, французском и итальянском выдавали в первой десятке выдаче только его. Это было колоссально. Такого в мире не было ни с одной выставкой фотографа или художника. Фотосессии, вопросы журналистов, натянутые от усталости, но искренние улыбки для местных СМИ – всё это немного выбило их из колеи и утомило. Хотелось покоя и уединения.


Два дня после выставки они с трудом выбирались из постели. И делали это только ради Тео, за которым уже неделю присматривала няня. Давид чувствовал себя немного виноватым, но Теофило проявил удивительную мудрость и с пониманием отнесся к прошедшей выставке и отсутствию в его жизни отца целую неделю.  Зато сейчас только ему доставались их улыбки и любовь – чистые и искренние.


Викторию тревожило её «семейное» положение и любовь, которой она боялась… Именно поэтому на третий день после выставки, когда уже все начинало принимать какую-то размеренность, она тихонько встала, собрала свои вещи и ушла.Было около пяти утра. Первые июльские лучи солнца падали на её лицо, и она приятно зажмуривалась. В руках был небольшой чемоданчик, а в сердце – свобода и любовь. Виктория шла на вокзал, чтобы отправиться на поиски Фольгора. Её путь лежал в самые волшебные места Италии и Франции.


Давид проснулся из-за необъяснимого ощущения пустоты.  Он хотел обнять её, но Виктории не оказалось рядом. Вмиг пришло осознание, что её нет… Внутри ничего не оборвалось, просто наступило безмолвие.


−Папа, мы сегодня пойдем запускать воздушного змея? – вбежал в комнату счастливый Тео.−Да, мой дорогой.−А где Виктория?−Она отправилась к Фольгору. Знаешь, она его племянница, и он во сне позвал её в гости.−А почему она не взяла нас с собой?−Твоему папе нужно сейчас работать, а потом мы обязательно все вместе поедим к нему в гости. А сегодня будем запускать змея. Счастливый Тео побежал собираться. Давид отправился на кухню, сварил себе кофе, чтобы немного взбодриться, и приготовил для Тео горячий шоколад с круассанами. После завтрака они отправились в центральный парк. Давид собрал змея и отдал его сыну. Тот же радостный помчался навстречу ветру и отпустил его в воздух, а потом такой же веселый побежал к отцу.−Папа, папа, она скоро вернется.−Кто она?−Виктория−Откуда ты знаешь?−Когда я запускал змея, то загадал, чтобы он летел к Фольгору и попросил, чтобы Виктория скорее вернулась. Змей дал мне знак, что всё передаст, и она скоро вернется.Давид крепко обнял сына. Он уже знал, что Тео прав. Виктория не уходила, она просто хочет знать, что они её любят, а потому отправилась на поиски волшебства. И волшебство позволит им снова встретиться.Он поднял глаза в небо и увидел там десятки воздушных змеев, свободно паривших в воздухе. Давид словно получил какой-то безмолвный внутренний ответ на свой вопрос, где же её искать. И понял: их встреча состоится там, где живёт Фольгор….

Поделиться