Монолог как исповедь души

Монолог как исповедь души

­
Где-то, в глубине души, мы знаем, кто нам нужен и интуитивно ищем его в других. Но иногда, в тот самый момент,  когда встречаешь своего человека, почему-то не слышишь себя и совершаешь весьма глупые ошибки…

Ошибки, которые сложно исправить, а для кого-то это  просто невозможно сделать. И по этой причине человек долго страдает.  Но если нельзя исправить, то можно заработать  похожую ситуацию, и привлечь на уровне духовного, в свою жизнь того человека, который вам необходим. Но как это сделать, не знает никто. Это должен почувствовать каждый в глубине души, прислушаться к своей интуиции и следовать ей. Этот путь должен пройти в одиночку сам, каждый из нас, преодолевая борьбу своего эго и души.

Эта история о потерянном счастье, той самой ошибке, которую когда-то давно совершил человек и о том, как он смог добром заработать   похожую ситуацию в жизни и привлечь к себе близкого и так необходимого ему человека…Эта история о том, что иногда нужно помнить свои ошибки, выносить из них урок и когда судьба подарит вам второй шанс, не совершить очередной глупости.

Монолог  одного дня

Вот уже несколько лет каждое мое утро проходит словно в тумане: вылезая из теплой одинокой кровати, из сна ещё отчетливо доносятся еле уловимые нотки музыки, которую я слышу уже на протяжении долгих трех с половиною  лет, с тех пор, как из моей жизни ушла она.

Я встаю, пытаясь уловить мелодию, сажусь за фортепиано, и она исчезает, словно насмехается надо мной… А потом снова в душе наступает пустота, глубиною в бездну…Каждое утро я плачу немыми слезами, и лишь мой пёс  Малавита способен успокоить мою боль. Он подходит и утыкается в меня своим влажным носом и требует к себе внимание. И я иду, завариваю чай, насыпаю сухой завтрак Малавите и ухожу глубоко в себя: меня тревожит эта мелодия, необычайно чистая и красивая, которая преследует моё сознание ночью на протяжении уже почти трех с половиною лет,  а утром  она внезапно исчезает, хотя, пребывая ещё во сне, я отчетливо слышу её, но воспроизвести не могу…

Каждый раз я настолько глубоко ухожу в свои мысли, что только пес способен вывести меня из этого состояния. На  протяжении этих трех с половиною лет я живу один, ведь тогда ушла она, моя жена, я не смог понять и простить её, я хотел, чтобы она вернулась сама. Но в идеале всё вышло наоборот, она ушла, и живет сейчас у другого, а я свободен, я чист, но – я один…

Мой пес – это не вся та жизнь, о которой мечтает мужчина… Я один, возле меня много женщин, но они – пусты… Всей моей жизнью стала музыка, и поиск той единственной, которую я однажды уже потерял… Я не пытался изменить мир. Все эти годы, я пытался изменить себя. И не искать идеал, а отдать его на волю судьбы. Мы меняемся, жизнь меняется и вместе мы идет вперед. Я следую этому на протяжении этих долгих лет.

Сейчас зима, 31 декабря, но на улице всё ещё не лежит снег…  Тепло… Малавита вновь утыкается в меня своим влажным носом и просит вывести её на прогулку, где моросит легкий осенний дождь, весьма не характерный зиме.Нехотя, я надеваю пальто,  а Малавите – ошейник и поводок….Этого требуют правила нашего общества, и она молча принимает это каждый  раз…Зима…  Мы выходим из подъезда, а в воздухе повисает весенний аромат. Чистый и свежий воздух, моросящий мелкий дождь…Сегодня меня потянула по другой дороге, мы изменили нашему привычному прогулочному маршруту,  и пошли  по улице, где была расположена церковь св. Николая…

Улицу, которую я избегал все эти годы, которая была мне напоминанием о том, что я совершил большую глупость и расстался тогда здесь с ней.  Ещё издали, словно вылезая из своих мыслей, я увидел очертания фигуры молодой девушки. Она сидела на бордюре поодаль от церкви св. Николая. И судя по ссутулившемуся телу, плакала.Первая к ней подошла Малавита. Она уткнулась в неё своим влажным носам, девушка испуганно отпрянула от неё.−Не бойтесь, она не кусается, а всего лишь желает вас успокоить.  (Мне казалось, что мой голос дрожит.)

Её зовут Малавита. С небольшой робостью я присел возле неё, и легкий аромат парфюма опять уволок меня в свои раздумья о музыке.Казалось, ей нравится эта тишина: я был в своих мыслях и словно наблюдал со стороны, как она гладит Малавиту, а на щеках высыхают слёзы. Но мне не хотелось возвращаться сюда: я слышал, отчетливо слышал музыку, и мне следовало бы  бежать домой, чтобы её записать. 

Однако, она вывела меня из этого состояния, будто не позволив совершить очередную глупость.−у неё красивые глаза. Вы знаете, что многие церковнослужители говорят, что у животных нету души? Как вы думаете, это возможно, ведь у них есть глаза, и они понимают нас?…Нехотя мне пришлось выходить из своих мыслей, но, в отличие от пробуждения утром, когда я тоже слышу эту мелодию, это был приятный штуршок, чтобы вернуться в реальность.

Я смотрел на неё, всё ещё не понимая, что произошло, что она хотела узнать. И, видя моё замешательство, она повторила вопрос. Только тогда я смог ответить:− Они глупы, не слушайте их, всю Библию в своё время переписали правители, оставив лишь самые основные безвинные моменты. Разве мог Господь выгнать людей из Рая за то, что они съели яблок, но никого не убили, не оскорбили?… А всего лишь один раз нарушили запрет, не причинивший боль другим?…

В церковь ходят сейчас лишь одни старики, те, кто пытается замолить свои грехи и грехи детей. Но разве можно на исповеди получить отпущение греха убийства?… Здесь так много вопросов, и только слушая своё сердце и подчиняя свои действия своему разуму можно найти свою истину.Она удивленно  смотрела на меня. Её красивые карие глаза словно устремлялись в глубину меня,, мою душу.

В какой-то момент мне показалось, что я сделал что-то лишнее.− Сегодня 31 декабря, а вы здесь одна, сидите и плачете…  Вам есть, где встретить Новый год?Я живу один, с Малавитой, и в этом году мы будем встречать его вдвоем, так что если вам также не с кем его встретить, то вы можете пойти с нами, ведь здесь немного мерзко и  прохладно …Она улыбнулась.−  нет, мне не с кем встречать Новый год, я живу одна и если вы будете не против, то я с удовольствием встречу его с вами.Одним легким движением мы встали и вместе с Малавитой устремились домой. Правда, уже перестал моросить мелкий противный осенний дождь.

Глубина наших мыслей и желаний непостижима. Как и глубина той пустоты, что умерщвляет наши души.  Когда мы влюблены, мы слышим отчетливо «вальс», когда нам грустно и больно –«реквием», но когда внутри нас пустота, мы не слышим из глубины сознания ничего.

И это страшнее всего… для тех, кто живет музыкой….Мы пришли домой, я заварил ей чай. Из глубины моего сознания вновь  стали доноситься ноты той мелодии, которую я уже слышал на протяжении этих лет. Только сейчас  они становились всё ярче и отчетливее.  Возбуждая во мне потребность, воспроизвести их наружу.−Вы любите музыку? (М)−да, но не всегда. Иногда мне хочется тишины.(Ж)

*Я играл, играл мелодию, которая не давала мне покоя на протяжении столь долгих лет. И впервые я осознал, почему это случилось так. В этой мелодии была вся моя жизнь: боль и радость, падения и взлеты, в ней было то, что я искал в других, но так и не смог найти: идеал, который был лишь пустой оболочкой.  Музыка способна менять сознание, и если найти человека, который способен это услышать и прочувствовать, то вы сможете найти своего человека, тот духовный идеал, который ищет ваша душа. И неважно, будет этот идеал богат или беден, красив или неказист, будет он худой или полный, высокий или маленький. Душа – ваш Будда – это то, что ищет ваше истинное Я.Я играл, и в мелодии растворялась она, я видел это по её глазам…  Мне хотелось кричать, как я счастлив, что встретил её, но, музыка, словно радостный крик души лилась из меня.

*Я доиграл, а она всё смотрела на меня своими большими карими глазами. −Я слышала её, эту мелодию, сегодня, во сне…Порыв  чувств – состояние, в котором я пребывал – оно позволило мне схватить её и обнять, как самый лучший и бесценный подарок на земле.

*Играл Шопен, вальс, и мы растворялись вдвоем в его нотах жизни и любви…

Поделиться
No comments

Sorry, the comment form is closed at this time.