О любви и волшебстве

О любви и волшебстве

 

Анна стояла на полупустой остановке в своём любимом вишнёвом плаще и бордовых ботильонах, последний писк моды. Она стояла у афиши и уже  в который раз,  за эту неделю изучала репертуар Минских театров и анонсы предстоящих премьер. На остановке время от времени останавливались полупустые троллейбусы. Кто-то садился в них и, возможно, ехал домой, кто-то выходил и, раскрыв зонтик, спешил куда-то … А Анна, гордая и прекрасная, всё стояла одна и ждала его…


Было холодно. Её тело содрогалось от моросившего дождя и сильного ветра, но она ждала его. Правда,  ещё до сих пор не понимая почему её, молодую девятнадцатилетнюю девушку, так тянет к этому немолодому пятидесятилетнему мужчине, которому нужен лишь – секс… А что нужно ей? Что пытается найти в нём она? Ведь из-за него навсегда порваны отношения  с самым замечательным и добрым человеком на земле. Потерян контакт с его семьёй, которой теперь ей так не хватает. Аня  разрушила часть себя, а что сделал он для неё, что она, как маленькая собачонка бегает за ним?.. Становилось страшно из-за какой-то неопределённости, робости, неуверенности, терзавшей  душу.

В это мгновение у обочины остановилась тёмно-синяя вольво, и из неё вышел  Аверьян, красивый взрослый мужчина, в каждом движении которого ощущалась свобода. Свобода его внутреннего мира, гармонирующего с образом жизни. Ведь правду говорят, что если человек живёт в согласии со своим внутренним я, то он истинно счастлив. Аверьян как раз-таки и был этим человеком. Он тихонько подошёл к Анне, обнял её за плечи и,  нежно поцеловав в мочку уха, прошептал— Ты восхитительна, красавица. Будто принцесса, сбежавшая из какой-то  сказки. Да ты и есть принцесса, моя принцесса.Анна слегка опустила голову, чуть-чуть  отведя  её в сторону. Потом она  повернулась к нему лицом, и на её глазах были слёзы. Аверьян крепко обнял одной рукой её за талию, а другой – прижимал, содрогающуюся от всхлипывания и слёз, спину. Анна плакала просто потому, что хотелось выплакаться, хотелось,  чтобы кто-то пожалел, был рядом. И он был рядом…- Аня, пойдём в машину, то ты совсем замёрзла, ещё заболеешь, а я дома  чай заварю с мелиссой, как ты любишь. Да и вчера сладостей закупил, хотел  тебя поразить. На лице Анны появилась та необычайно  наивная улыбка, свойственная детям, когда исполняются их желания. Он крепко прижал её к себе, сладко поцеловав в лобик, и они вместе пошли к машине.


В салоне было тепло оттого, что во всю мочь была включена печка. Анна расстегнула плащ; её дико клонило ко сну. А за окном мелькал плачущий Минск. И лишь изредка появлялись силуэты торопящихся куда-то людей. Она заснула, когда они подъезжали к дому.  Машина  остановилась у подъезда. Аверьян вышел, чтобы открыть ей дверцу.  Аня спала. Он убрал волосы с её лица и нежно поцеловал этого маленького спящего котёнка. Она проснулась- Мы приехали, красавица. Идём  домой.На улице всё ещё моросил мелкий дождь. Аня и Аверьян пошли  домой. Неюныйкрепкий мужчина прижимал к себе молоденькую хрупкую девочку,  маленького  беззащитного котёнка.


-Проходи на кухню, я сейчас нам чай приготовлю.  На кухне Аверьян  приготовил чай, достал из холодильника торт и кучу различных сладостей. Аня включила  музыкальный центр, где  стоял  диск с Eros Ramazzotti. Они пили крепкий горячий красный чай с «Киевским» тортом, и разговаривали на самые различные темы. Казалось, что с виду столь разных людей объединяло нечто более сильное, чем просто симпатия и желание переспать. Их объединяло взаимопонимание и какая-то внутренняя свобода, которую они дарили друг другу.  Но эта симпатия не была любовью. Для них её просто не существовало. А может они просто боялись влюбиться и признаться самим себе в этом?.. Как-то незаметно во время разговора Аверьян положил свою ладонь  на ее руку. А потом они целовались, и  во время поцелуя  он поднял  её на руки и понёс в комнату. Там Аверьян аккуратно положил Аню на огромную двуспальную кровать, снял с себя майку, джинсы. А Анна лежала и смотрела на него, взрослого мальчишку. Потом Аверьян наклонился над неё и во время поцелуя расстёгивал джинсы, а потом снял майку, лифчик, трусы. . Это всё происходило словно в тумане. Им было хорошо вместе. Аверьян целовал этого маленького котёнка. А через каких-то пять минут они занимались любовью. И в этом половом акте было столько тепла, столько нежности… Словно они были единое целое.


Анна  знала всё наперёд. Она ждала и боялась этого, а он любил её, и всегда принимал такой, какой она была. Маленькой капризной девочкой. Среди ночи Аня проснулась в его объятиях. Она тихонько выскользнула из постели, и прошла на кухню. За окном всё ещё моросил дождь, а в мыслях бродили страшные идеи. Половина шестого утра. Аня в каком-то оцепенении стояла на кухне, потом на цыпочках прошла в комнату, собрала свои вещи, оделась. И, набросив свой плащ, ушла на улицу…

Там было дико холодно. Капли дождя осыпали её с ног до головы, но она  шла, хотя всё тело дрожало (ныло) от холода. Аня шла к своему излюбленному мосту на Партизанском проспекте, где когда-то загадала быть с ним…  Сейчас она  была просто в растерянности,  боясь совершить какую-то ошибку, за которую её могла наказать судьба… Больше всего она боялась, что это ошибка Аверьян, ведь у него семья, сын… Она плакала от растерянности и собственной нерешительности, беспомощности, боясь потерять его и в то же время быть с ним.

Пятнадцать минут восьмого. Аверьян проснулся в пустой постели. Ани нигде не было, а за окном плакал Минск. Он  испугался за неё, зная её детскую чувствительную душу и неустойчивую психику. Надев джинсы и майку, он выбежал на улицу. Там его обдало диким холодом. В мыслях всплыли воспоминания…Аня стояла на мосту. Завывал ветер. На улице была пустота, лишь где-то в отдалении доносилась какая-то необычайно красивая мелодия.Мелодия, которая жила в её душе. Свежий воздух уносил сознание в сказку детства…Она плакала…

P. S.  На мосту стоял взрослый мужчина и молодая девушка. Он прижимал её к себе, а она положила свою голову на его грудь, и, казалось, что  плакала.

Поделиться
No comments

Sorry, the comment form is closed at this time.